Каталог организаций Серова. | Адрес. Телефон. Карта. Новости. Магазины.

Главная Новости Последние новости Тайна печальной «инфанты»

Тайна печальной «инфанты»

31 марта – 135-летие со дня рождения Черубины де Габриак. В августе 1909 года в петербургский журнал «Аполлон» пришло письмо, подписанное буквой «Ч», и в нем стихи неизвестной поэтессы. Корифеи поэзии Серебряного века Гумилев, Кузмин, Анненский были очарованы – может быть, не столько самими стихами, сколько той атмосферой тайны, которая окружала приславшую письмо женщину. Изящный почерк, слабый, но явственный запах пряных духов, листы бумаги с траурным обрезом, запечатанные черным сургучом, переложенные засушенными растениями… И, конечно, печальная повесть жизни «инфанты», читавшаяся между строк: «испанка родом, к тому же ревностная католичка, ей всего осьмнадцать лет, воспитывалась в монастыре, с детства немного страдает грудью» (чахотка)… Письмо было просто пропитано «тоской одиночества, желанием довериться кому-нибудь». Стихи немедленно опубликовали, а проиллюстрировал их сам Евгений Лансере, еще одна знаменитость Серебряного века. Так явилась читающей публике Черубина де Габриак. С моею царственной мечтой Одна брожу по всей вселенной, С моим презреньем к жизни тленной, С моею горькой красотой. Царицей призрачного трона Меня поставила судьба… Венчает гордый выгиб лба Червонных кос моих корона. Но спят в угаснувших веках Все те, что были бы любимы, Как я, печалию томимы, Как я, одни в своих мечтах. Но я умру в степях чужбины, Не разомкну заклятый круг. К чему так нежны кисти рук, Так тонко имя Черубины? В умопомешательстве вся редакция «Аполлона», все заочно влюблены и жаждут раскрыть тайну печальной «инфанты», вся литературная Россия сходит с ума от восторга… Тем временем преподавательница Петровской женской гимназии Елизавета Дмитриева написала едкие критические заметки о стихах Черубины де Габриак («Черубинина ненавистница и клеветница», как ее аттестовал Сергей Маковский, основатель журнала «Аполлон»), напрямую поставив вопрос: не мистификация ли это? Интерес к «таинственной и прекрасной незнакомке» возрос еще больше. Дошло и до дуэли, - «семейной драмы» в редакции журнала. Волошин дал пощечину Гумилеву и тут же получил вызов на поединок. Впрочем, это было скорее театральное действо. «Нелегко было найти дуэльные пистолеты. Их достали у Бориса Суворина. Это были пистолеты «с историей», с гравированными фамилиями всех, дравшихся на них раньше. Вторым секундантом Гумилева оказался Кузмин. Секундантами Волошина были А. Толстой и художник князь А. Шервашидзе». Все было обставлено очень картинно, обычай соблюден, но сами дуэлянты очень сильно старались не причинить друг другу вреда, так что из дуэли получился скорее фарс, красивый жест вполне в духе времени.  Тайна Черубины раскрылась довольно быстро: уже в конце 1909 года. Ко всеобщему разочарованию ею оказалась Елизавета Дмитриева, очень умная и талантливая, но вовсе не писаная красавица, да вдобавок еще и хромая от рождения.  Авторами мистификации были М. Волошин и сама Дмитриева, они придумали ее летом 1909 года в Коктебеле.  «Габриак был морской черт, найденный в Коктебеле… Он был выточен волнами из корня виноградной лозы», - вспоминал Максимилиан Волошин, хозяин дома в Коктебеле, который был приютом для всех творческих людей. Среди гостей находилась и «Лиля», студентка университета, писавшая «милые, простые стихи» - «скромная, не элегантная и хромая», стихи ее удовлетворить эстета Маковского не могли и были им отвергнуты. «Тогда мы решили изобрести псевдоним и послать стихи с письмом». Розыгрыш удался. Даже более чем. «Я стою на большом распутье. Я ушла от тебя. Я не буду больше писать стихи. Я не знаю, что я буду делать. Макс, ты выявил во мне на миг силу творчества, но отнял ее от меня навсегда потом. Пусть мои стихи будут символом моей любви к тебе». (Из письма Елизаветы Дмитриевой Максимилиану Волошину) «После Черубины Лиля Дмитриева вышла замуж за гидролога Васильева, объездила с ним всю Среднюю Азию, продолжала писать, почти не печаталась. После революции оказалась в Екатеринодаре, где познакомилась с Самуилом Маршаком и вместе с ним организовала детский театр… сама Васильева писала прелестные грустные драматические сказки по мотивам Уайльда и Андерсена, а Маршаку подсказала идею «Кошкина дома»… (Дм. Быков. «Календарь-1») Театр был ей близок, поскольку в своем творчестве Елизвета Дмитриева/Васильева практически постоянно перевоплощалась: в красавицу Черубину, русскую скитницу, китайского изгнанника - лирика Ли Сян Цзы…  На веере китайская сосна… Прозрачное сердце, как лед. Здесь только чужая страна, Здесь даже сосна не растет, -  И птиц я слежу перелет:  То тянутся гуси на север. Дрожит мой опущенный веер. В истории поэзии она осталась под придуманным, но вполне самостоятельным именем: Черубина де Габриак. Русская поэтесса Елизавета Дмитриева (1887–1928). (По воспоминаниям Сергея Константиновича Маковского, автора книги «Портреты современников», и Максимилиана Волошина, а также эссе Дм. Быкова из книги «Календарь-1»)

Как сообщает сайт serovglobus.ru

Вы здесь:
Главная Новости Последние новости Тайна печальной «инфанты»
Яндекс.Метрика