Каталог организаций Серова. | Адрес. Телефон. Карта. Новости. Магазины.

Главная Новости Последние новости Серовчанка попала в больницу с проблемами сердца, а через месяц скончалась от COVID-19. Родственники винят в этом врачей

Серовчанка попала в больницу с проблемами сердца, а через месяц скончалась от COVID-19. Родственники винят в этом врачей

Анатолий и Ольга Ивановские 26 сентября 2020 года должны были отметить 45-летие совместной жизни. Но... 10 октября исполнилось 40 дней со дня смерти Ольги Павловны. В скоропостижной кончине женщины ее родственники винят медиков. Супруги Ивановские жили душа в душу, поддерживая друг друга в трудные моменты, делили счастье и радость почти 45 лет. Анатолий и Ольга воспитали двоих дочерей и двух сыновей. Никто и подумать не мог, что последний месяц лета принесет столько страданий и мучений Ольге Павловне и ее родным. Анатолий Александрович до сих пор не может поверить в произошедшее и придти в себя. А у его дочери Елены Ждановой не проходит и дня, чтобы она не вытирала слез со своего лица... 1 сентября врачи Инфекционной городской больницы Нижнего Тагила сообщили родным, что Ольга Ивановкая скончалась. "Она потихоньку восстанавливалась" Ольге Павловне было 63 года. У женщины были проблемы с сердцем, легкими. Поэтому, ежегодно она проходила лечение и находилась под наблюдением врачей. В воскресенье, 2 августа, Ольге Павловне стало плохо. Женщина выпила назначенные ей лекарства, легче ей не стало. Ее муж Анатолий вызвал Скорую помощь.- Приехали, поставили укол, сделали ЭКГ (электрокардиография). Забирать жену в больницу не стали, так как ей стало лучше, - вспоминает Анатолий Александрович. На следующий день супруги пошли на прием к участковому врачу.- Сделали очередное ЭКГ, дали направление в больницу, в отделение кардиологии на Горке (находиться по улице Максима Горького, 73-а - прим. "Глобуса") и отправили домой. Из дома вызвали Скорую помощь, приехали в больницу. Олю положили в палату интенсивной терапии в кардиологии. Поставили капельницу, после которой у жены случился инсульт, - объясняет муж Ольги Павловны. Анатолий Александрович и его сын Александр объясняют, что у женщины была аллергия на некоторые лекарственные и хлорсодержащие вещества. Все противопоказания были прописаны в медицинской карте. -  Не помню, какой препарат был в капельнице, но ее ставить было нельзя, - говорит Александр. - В итоге - у мамы инсульт. Онемели левая рука и нога. Почему врачи не обратили внимание на противопоказания? Не понятно... По словам родных, Ольгу Павловну после инсульта перевели в реанимацию неврологического отделения. Сотрудники больницы попросили привезти из дома кислородный концентратор.- Кроме сердца у мамы проблемы с легкими. Она не может без кислорода, - рассказывает сын Ольги Павловны. - Из дома привез кислородную станцию. Зашел в палату к маме: «Мамуль, все привез, сейчас тебя переведут». Ее тут же перевели из палаты интенсивной терапии в обычную. На следующий день она мне позвонила, говорит: «У меня хорошие новости - у меня пальчики зашевелились». Она такая радостная, счастливая была. Мама очень переживала, что после инсульта у нее отнялись нога и рука. Но она потихоньку восстанавливалась. Каждое движения для нее было большим достижением.- Оля достаточно времени провела в больнице. Как-то пришел к ней, она мне: «Толь, мне бы помыться, сделай что нибудь». Там в отделении есть место, где помыться можно. Но сама она не смогла бы это сделать. Попросил начмеда чтобы мне или дочери разрешили ее помыть. Отказали по причине карантина. Посоветовали салфетками обтираться, - добавил Анатолий. "Коронавирус - и все" 10 августа Ольге Павловне был назначен рентген головы и грудной клетки. В рентгенологическом кабинете женщина стала задыхаться и кашлять.- В кабинете чувствовался стойкий запах хлорки - они так кабинеты обрабатывают, - говорит Анатолий Ивановский. - Жена пятнадцать лет отработала в этой же больнице, в неврологическом отделении, сестрой-хозяйкой. Приходилось зачастую контактировать с хлоркой, в результате чего у нее ожег легких. И при малейшем запахе хлора она начинает задыхаться и сильно кашлять. Рентгенолог это все увидел, сказал, что у Оли тяжелая форма коронавируса. И вышел из кабинета. - Прямо на глаз определил, что мама больна вирусом. Без всяких анализов и обследований. Он даже не спросил, почему она кашляет, как себя чувствует? Коронавирус - и все,  - добавил Александр. По словам родных, женщину перевели в инфекционное отделение, в котором лечат пациентов с коронавирусом и подозрением на опасное заболевание. Через несколько дней, пришел результат первого анализа на наличие коронавируса. COVID-19 обнаружен не был. Но после этого женщину не выписали, потому что она побывав в инфекционном отделении, где контактировала с больными. И должна была пробыть в карантине две недели и сдать повторный анализ.- Мы приходили в инфекционное, общались через окно. Состояние было у нее хорошее, она улыбалась, была жизнерадостной. Чуть позже Олю перевели в первую палату, там лежала женщина с положительным анализом на COVID-19. В первой палате процедур ей никаких не делали на протяжении 3-4 дней. Спрашивали - почему ни чего не делаете, сказали, что скоро выпишут, - объясняет муж Ольги. - В инфекционном отделении люди не одни лежат в палатах. Хотя должны быть изолированы друг от друга. Изоляции там нет, - возмутился Александр. Вечером 14 августа Анатолию позвонила жена, от услышанного он был в ярости.- После инсульта ей тяжело. Но она старалась больше двигаться. Вечером зазвонил телефон, смотрю - Ольга . Стала рассказывать, что пыталась встать и упала. Не может подняться, кричала медиков, тросточкой стучала. В палату никто не пришел. Тут же позвонил на пост, объяснил ситуацию. Сказал, что еще раз жена пожалуется, в ваш адрес поступит жалоба на халатное отношение к пациентам, - вспоминает муж Ольги Павловны. - Разве такое отношение приемлемо? Анатолий Александрович отметил, что этой же ночью ей поставили капельницу и состояние женщины значительно ухудшилось.- С каждым днем, ей становилось все хуже и хуже. А 24 августа пришли результаты повторного анализа - коронавирус. Ее перевели в 16-ю палату. Лечащий врач мне сказала, что у жены сложный диагноз, большие проблемы со здоровьем. Еще и упрекнула меня, что я не интересовался состоянием здоровья жены и ее лечением. Не интересовался? Да мы каждый день созванивались, приезжали. Дети постоянно с ней на связи, спрашивали: «Мама, как твое здоровье?». А сами врачи с нами не общались, не говорили, какими лекарствами ее лечат, какие прогнозы. Просто отвечали: "Мы делаем то, что считаем нужным". И весь разговор... - говорит Анатолий Александрович. По словам Анатолия Ивановского, семья решила обратиться в страховую компанию еще до гибели жены. Родных не устраивали методы лечения Ольги.- Нам не понравилось как ее лечат. Предчувствие какое-то было. В страховой сказали собрать документы и написать заявление на проверку. Не успели... - вытирая слезы говорит Анатолий Александрович. Сотрудники больницы сообщили родным, что из-за ухудшения состояния здоровья Ольга Павловна будет направлен в городскую инфекционную больницу Нижнего Тагила.- Спрашивал персонал, когда маму повезете? Отвечали, что пока не знают, ждут когда из Нижнего Тагила направят машину скорой помощи, - вспоминает Александр. "Кому верить?" Вечером 25 августа на телефон Александра пришло сообщение: «Мама в Тагиле, телефон в Серове».- В этот день звонил ей раз 5-6, она не отвечала. Вечером, в пять минут десятого, пришло сообщение. Спросил: «Это кто?». Ответа не было. Тут же перезвонил, но телефон был выключен. Кто написал сообщение - до сих пор не знаю. Утром следующего дня приехал в больницу. Там мне сообщили, что маму увезли в Нижний Тагил на серовской машине Скорой помощи, - вспоминает сын Ольги. - По каким-то причинам мама в машине оставила телефон и трость. В больнице Нижнего Тагила нам сообщили, что маму привезли в тяжелом состоянии, без сознания. - Разговаривал с начмедом, он уверял, что жена сама сумки собрала, в машину Скорой помощи сама села. Я еще переспросил: "Сама села? Или она без сознания была?" Он давай выкручиваться, что они пациентов не заставляют ходить, а на каталках возят или носилках. Если она была в сознании, как оставила телефон и трость в машине? Если она сама сумки собирала, то телефон положила бы в сумку. Кому верить? И сейчас уже не как не узнаешь, как и в каком состоянии перевозили мою жену, - говорит Анатолий Александрович. Сын Ольги задается вопросом, почему маму положили в инфекционное отделение, не взяв ни каких анализов и не проведя осмотра.- Зачем маму из неврологического отделения без каких-либо медицинских подтверждений на COVID перевели в инфекционку? Почему, когда получили подтверждение, что пневмония не обнаружена, ее не перевели в отдельный бокс, а продолжали держать там? - задается вопросами сын. - Почему ни у одного из нас не был взят анализ на коронавирус, если мама у нас болела? В августе у меня поднялась температура, заболел, чувствовал себя плохо. Чтобы исключить COVID, сам сдал анализ. 19-го августа сдал анализ, 25-го получил отрицательный ответ. А 26 августа мама уже была в коме с положительным тестом на коронавирус.  С 26 августа и до последнего своего дня Ольга пробыла в медикаментозной коме. 1 сентября в 21.00 Ольга Павловна, не приходя в сознание, скончалась в реанимации городской инфекционной больницы Нижнего Тагила. В справке о смерти, в графе "Причина смерти" несколько пунктов, один из них гласит: " COVID-19, вирус идентифицирован". Родственники Ольги Ивановской обратились в страховую компанию для проведения проверки Серовской городской больницы."Ответа не было" Дочь Ольги и Анатолия Елена Жданова, узнав о состоянии мамы, тут же приехала в Серов с Ямала. Елена родилась и выросла в Серове. Потом вместе с мужем переехала жить на Ямал. По несколько раз в год женщина вместе с семьей приезжала навещать родителей, повидаться с братьями и сестрой. Из-за неблагополучной обстановки с новой коронавирусной инфекцией Елена, чтобы не усугублять ситуации, в этом году решила не приезжать в Серов, пока все не успокоится. О чем сейчас очень жалеет.- Не могу успокоится, слезы не останавливаются, - дрожащим голосом говорит Елена Анатольевна. - Мы по несколько раз в год приезжали повидаться с родными, свозить маму на лечение в больницу. У нее проблемы с сердцем, поэтому ежегодно проходим лечение. А из-за пандемии мы в этом году не поехали. Специального, чтобы с другого региона заразу не нести. Тем более, мама в зоне риска.  Елена Жданова объяснила, что мама последнее время чувствовала себя плохо.- Мама много плакала. Очень переживала, что рука и нога отнялись. Я в шоке от поведения рентгенолога. В кабинете мама стала задыхаться - от хлорки. Ей не сделали рентген легких, как только она стала кашлять. А сейчас больница утверждает, что они делали рентген и коронавирус подтвердился. Человек, который находился в кабинете флюорографии на глаз определил коронавирус. И убежал. Маму перевели в инфекционное отделение, которое раньше было детским отделением. Но она на тот момент не болела коронавирусом. А когда разобрались, что она не больна, а диагноз у нее сердечная недостаточность и астма, было уже поздно. Мама уже была в контакте с больными. Ее отправили на две недели на карантин. Когда поняли, что она здорова положили в отдельную палату. А смысл? Она уже заразилась, была в контакте. Ей осталось в больнице пролежать два-три дня, мы уже планировали ее домой забирать. Пришел положительный результат на коронавирус. Мама стала нервничать и переживать, я бы тоже нервничала. У нее поднялось давление и ей становилось все хуже и хуже. Врачи ставили ей какой-то препарат, из-за него она даже говорить не могла. А отношение сотрудников больницы к пациентам выходит за все рамки. У меня просто слов нет описать, как они к людям относятся. Бесчеловечно. Постоянно звонила маме. Неоднократно слышала, как медики на нее ругались: "Что ты развалилась, ты нам спать мешаешь". Сейчас врачи говорят, что у мамы изначально был коронавирус. Она бы не встала с парализации, если бы у нее был коронавирус, организм истощается и слабеет. А она встала на ноги и восстанавливалась. А когда ей стали колоть какое-то лекарство, она больше не встала... Неизвестно, зачем из серовской больницы ее перенаправили в Нижний Тагил. Мы ездили в ту больницу, узнавали - почему, зачем? Нам ответили, что не знают зачем им вообще привозят больных из Серова. 10 сентября Елена Жданова через электронную приемную написала жалобу на имя главного врача Серовской городской больницы Ивана Болтасева.- Со мной связалась секретарь главврача, сказала, что разбирательство по обращению будет. Времени достаточно уже прошло, ответа никакого не было от больницы. 4 октября связалась с Болтасевым по WhatsApp. Отправила ему тоже самое обращение, которое направляла через электронную приемную. Единственное, что он у меня уточнил, как зовут  маму. И больше ни какого ответа, - объясняет Елена Анатольевна. В обращении на имя Болтасева Елена рассказала и о плохом обращении с ее мамой со стороны персонала больницы:«Во время разговора со своей мамой по телефону я, Жданова Елена Анатольевна, лично слышала как сотрудники данного отделения грубили и хамили моей маме. Звучали такие фразы, что она им мешает спать, что она их достала своим нытьем. Мама упала с кровати и лежала на полу в течение двух часов, она стучала тростью, привлекая внимание. Она дозвонилась до меня. Так как я нахожусь в другом городе, позвонила папе и объяснила, что произошло. Он позвонил на пост в отделение и попросил помочь моей маме. После этого в ее адрес адрес было высказано много неприятных слов. Сотрудники отделения разговаривать по телефону с нами отказываются. Прошу разобраться в этой ситуации" .«Мы приносим искренние слова сочувствия и соболезнования семье умершей. С уважением относимся к их горю и понимаем состояние родственников от утраты близкого человека. Если официальными представителями умершей было подано какое-либо обращение в адрес руководителя Серовской городской больницы в установленном законодательством РФ порядке, то такое обращение обязательно будет рассмотрено. Так же в полном соответствии с законодательством РФ будет дан ответ. Комментировать какие-либо обстоятельства через СМИ мы воздержимся на основании ст 13 ФЗ 323», - комментирует ситуацию пресс-секретарь Серовской городской больницы Олег Романов. Анатолий Ивановский: "Пятнадцать лет Олечка посвятила себя больнице, работала в неврологическом отделении сестрой-хозяйкой. На пенсию вышла в Черноярке работала, в «СеровЛес», в детском доме сторожем работала. Мы четверых детей воспитали двух сыновей и двух дочерей. Какая она у меня хорошая... была. 26 сентября было бы 45 лет нашей совместной жизни... Где правды добиться? Кто будет за это отвечать? Помню с Олей поехали ко мне на родину, в Татарию. С родственниками сидели разговаривали, они мне: «Толь, тут тетя Зина есть она много, что знает». А это кто? Так это наша медичка. Мы с женой пошли к ней. А эта женщина первая меня на руки взяла, когда я родился. Она тогда молоденькая была. Я был у нее третий новорожденный. Мы с ней разговорились, она и сестру мою помнит, всех помнит. Дочка Аленка помогла мне тетку мою найти, с которой сто лет не видались. И что вы думаете? Еще двух моих сестер нашла. Я сейчас с ними переписываюсь, общаюсь. Это здорово, родни много... А Олечки то моей нет..."

Как сообщает сайт serovglobus.ru

Вы здесь:
Главная Новости Последние новости Серовчанка попала в больницу с проблемами сердца, а через месяц скончалась от COVID-19. Родственники винят в этом врачей
Яндекс.Метрика