Каталог организаций Серова. | Адрес. Телефон. Карта. Новости. Магазины.

Главная Новости Последние новости “Лагерь смерти”, который призывали закрыть правозащитники, сгорел сам. “Брошенные зоны”: спецрепортаж из Надымовки, Екатерининки и Ланг?

“Лагерь смерти”, который призывали закрыть правозащитники, сгорел сам. “Брошенные зоны”: спецрепортаж из Надымовки, Екатерининки и Ланг?

Колония в Надымовке выросла в 30-е годы прошлого века, Здесь, как и в большинстве ГУЛАГовских колоний севера Свердловской области, з/к валили лес. Первоначально поселок, который образовался при зоне, даже называли поселком при лесобирже №1. Лесобиржа - склад сплавной древесины на берегу, место для складирования и торговли пиломатериалом. Со временем колония стала лечебно-исправительным учреждением. Здесь содержали осужденных, страдающих туберкулезом.  Самым, пожалуй, известным сидельцем колонии в Надымовке был Вася Бриллиант. По паспорту - - советский профессиональный преступник, лидер преступной среды в СССР, легенда уголовного мира. Этот вор в законе “старой закалки” 35 лет жизни непрерывно провел в местах лишения свободы. Не считая побегов.  В Надымовку Бриллиант прибыл в мае 1967 года. В Н-240/25, такую аббревиатуру тогда носила зона, Бабушкин находился до августа 1970 года, когда убыл этапом в СИЗО-1 Екатеринбурга. Исследователи криминального мира отмечают, что, помимо Васи Бриллианта, в Надымовке успели отметиться еще несколько так называемых “воров”. В частности, Любимец, Вася Бузулуцкий, Эдик Зверь, Шурик Расписной, Резаный и Валера Татарин. Последнего в 1984 году “короновал” как раз Вася Бриллиант.  Большинство же отбывавших наказание в Надымовке - обычные осужденные, больные туберкулезом и/или инфицированные ВИЧ. Они должны были получать здесь лечение, но… Некоторые из местных винят в закрытии ЛИУ-58… правозащитников и членов Общественной наблюдательной комиссии по соблюдению прав человека в местах принудительного содержания (ОНК).  После ряда визитов в учреждение общественные наблюдатели призвали Генеральную прокуратуру закрыть ЛИУ-58, назвав его “лагерем смерти”.  “При проведении мероприятий по общественному контролю за обеспечением прав человека в ФКУ ЛИУ-58 ГУФСИН России по Свердловской области членами ОНК (...) в 2014-2016 гг. выявлены существенные нарушения прав заключенных и правил медико-санитарного обеспечения”, - цитируем релиз правозащитников.  Например, общественники выяснили, что больше года в туберкулезной зоне не работал флюорограф.  Еще у наблюдателей были вопросы к укомплектованности учреждения медицинским персоналом. Были вакантны должности начальника филиала, фтизиатра, инфекциониста.  Члены ОНК отмечали, что некоторые осужденные были вынуждены жить в неотапливаемых отрядах.  Отсутствие врачей, лекарств и приемлемых условий в ЛИУ-58 вызвало возмущение у общественных наблюдателей.  “Из-за отсутствия прогресса в исправлении нарушений, мы решили обратиться к общественности с призывом подписывать заявления в Генеральную прокуратуру России с требованием закрыть “лагерь смерти” ЛИУ-58. За минувшие выходные более двух десятков заявлений уже собрано и будет отправлено в надзорный орган”, - писали наблюдатели в сообщениях для журналистов., что в течение трех лет наблюдатели ездили на “край земли” и ругались с сотрудниками ЛИУ-58.  Общественный наблюдатель считал, что прокуратура и ГУФСИН все знают, со многим соглашаются, но “ничего не изменится, если мы не потребуем кардинальных мер”. Назревал вопрос: зачем держать на балансе такое “не лечебное” ЛИУ, куда из-за отсутствия дорог невозможно доставить передвижные диагностические пункты, если можно вложить бюджетные средства на развитие и создание других ЛИУ. На одном из сайтов правозащитники запустили красную кнопку “Закрыть учреждение”. Нажав ее, пользователь подписывался под обращением о закрытии ЛИУ.  ФСИН, видимо, услышала и в начале 2019 года приняла решение о закрытии колонии в Надымовке.  В июле того года пресс-секретарь ГУФСИН по Свердловской области , что к закрытию учреждения привели несколько факторов. В частности, колония построена из дерева еще в 30-е годы прошлого века и здания уже физически устарели. ЛИУ-58 находится в труднодоступном месте. От Ивделя до нее приходилось добираться автотранспортом несколько часов по бездорожью. В этом районе есть большая нехватка медперсонала — по данным администрации Ивделя, обеспеченность врачами составляет лишь 20% от необходимого уровня. Официальный представитель ГУФСИН отметил, что ЛИУ-58 будет “утилизирована с помощью огня”. Этого требует федеральное законодательство. Перед сожжением обещали провести обеззараживание помещений. Уничтожать строения планировали частями.  Сроки утилизации не назывались. “Там была самая зараза” Но, похоже, колония в Надымовке сгорела сама…  Днем 16 октября 2021 года ЛИУ-58 встречает журналистов покосившимися заборами, на которых местами еще держится колючая проволока и накренившимися сторожевыми вышками. Автоматчиков на них нет. Как и ворот, которые вели в колонию.  Кстати, сильный ветер отчетливо носит над Надымовкой запах гари.  … Неподалеку от территории ЛИУ припаркован трактор-экскаватор. Из-за него появляется средних лет мужчина в камуфляже, разговаривающий по телефону.  Ясно, сотрудник ФСИН. Понятно, о гостях уже донесли. И кто бы это мог сделать?  - Сейчас нас арестуют и потом будут судить народным судом, - шутит фотокорреспондент Костя Бобылев. Сотрудник просит не фотографировать и не называть его в репортаже, поскольку с прессой общаться не уполномочен: “Мы люди военные”...  Но рассказывает, что сам из Ивделя, сюда приехал поездом, прикомандирован наблюдать, как раскатывают то, что после пожара осталось от колонии в Надымовке.  Он отмечает, что колония сгорела еще зимой 2021 года - где-то в январе. Почему? Да кто же знает!.. Может, замкнуло чего? А, может, окурок кто-то неудачно бросил?  Говорят, те, кто находился тогда в Надымовке, самостоятельно пытались что-то потушить.  - Пожарных, конечно, вызвали. Приезжали - тушили. Баграми все раздергивали. Но пока они из Ивделя ехали, все уже сгорело, - признается охранник. - Тут снегу было... … Контрольно-следовая полоса заросла репьем. Мы идем мимо того, что осталось от контрольно-пропускного пункта, через который в зону въезжал транспорт. По большому счету от КПП осталась только смотровая яма. От штаба - горы досок и штукатурки. Да еще каменное крылечко.  Каркают вороны. - Вон там была самая зараза, - сотрудник рукой показывает на дальний левый угол разоренной зоны. - Стоял барак, в котором находились тяжелобольные осужденные…  Он рассказывает, что за несколько месяцев до закрытия колонии осужденных вывезли в лечебно-исправительные учреждения того же профиля в Сосьве и Нижнем Тагиле. На территории - небольшое кладбище старой убитой техники. ПАЗик без стекол, “Урал” без колес и капота, такой же ЗИЛ… В одном из не до конца разоренных помещений стоят коробки со сваленными зэковскими робами.  Охранник рассказывает, что сейчас несколько расконвойных раскатывают то, что не уничтожил огонь. И вывозят, чтобы уничтожить.  Куда - не говорит. Сотрудник отмечает, что в одном из домов поселка еще живет мужчина, который не хочет никуда уезжать из Надымовки. Да и не к кому. - Вряд ли он будет говорить, - сомневается охранник и характерно щелкает себя по шее. Знакомиться шагаем мимо пожарища. Так вот от чего гарью тянет на всю Надымовку. - Тут стояла часть. Он сгорела недели две назад, - охранник предполагает, что и здесь кто-то неудачно покурил.  На дверях одноэтажного деревянного здания, на котором пока еще держится выцветшая табличка-афиша с надписью “Сего…ня в клубе” висит амбарный замок. Закрыта и облезлая серо-голубая дверь. На ржавой табличке с трудом можно разобрать график работы библиотеки. Юлия рассказывает, что сейчас общепоселковые мероприятия проводят в школе: “Редко, но бывает. Но мероприятий для детей практически нет. Даже в Новый год”...  Жители Екатерининки голосуют в школе - здесь находится избирательный участок.  В 2015 году основному зданию школы исполнилось 100 лет. Его построили в 1915 силами Верхотурского земства и впоследствии несколько раз перестраивали.  В этой школе учились дети Юлии. Мы беседуем у большого деревянного дома с синими воротами. У палисадника навалены шины, “припарковано” несколько старых автомобилей.  - Приехали, ему было 6 лет. Инвалид с детства. Когда пошел в школу, связался с местными мальчишками. Они говорят: “Юрка, иди, вот это свистни”. Он свистнет, им принесет, а потом на орехи получает, - женщина рассказывает, когда старшему исполнилось 14 лет и он достиг возраста привлечения к уголовной ответственности, мальчишку начали отправлять в психиатрические лечебницы. - И сейчас, как что в этой деревне произойдет, во всем мои дети виноваты… Ладно, отвечаю, у вас крадут, но когда у меня крадут, то это тоже мои дети делают?  Женщина протягивает руку, указывая на обочину противоположной стороны дороги. - Здесь стоял сарай со скотиной. Подожгли. Старшему сыну 7 лет было. Сперли на него. Зачем органам полиции работать, когда можно это сделать на ребенка? Скотина у меня каждый год (страдает, - прим. “Глобус”)… Убивают, пропадает, поджигают, - Юлия рассказывает, что в 2020-м году, подперев дверь, подожгли коровник. Внутри, по словам женщины, оказались заперты четыре полуторагодовалых быка.  - Ущерб большой?  - А вы как думаете? Тысяч 80-90 голова.  - Не нашли, кто устроил?  - Нет. Мы примерно знаем, кто это. Но не пойман - не вор… Когда подожгли сено, дети соскакивали посреди ночи. Мы выскакивали в трусах - тушили. Сестра живет в Самаре. Говорит: “Юль, переезжай”. Но везде хорошо, где нас нет. Как-то прижились (в Екатерининке, - прим. автора). Считай, четверо детей здесь родились. 

Как сообщает сайт serovglobus.ru

Вы здесь:
Главная Новости Последние новости “Лагерь смерти”, который призывали закрыть правозащитники, сгорел сам. “Брошенные зоны”: спецрепортаж из Надымовки, Екатерининки и Ланг?
Яндекс.Метрика