Каталог организаций Серова. | Адрес. Телефон. Карта. Новости. Магазины.

Главная Новости Последние новости «Восток – дело тонкое…»

«Восток – дело тонкое…»

Вот и закончились наши путешествия по Литературной карте мира - по всему глобусу от Испании до Японии, от Англии до Соединенных Штатов… Последняя сказка Шахерезады – о сказочной Персии.  «Шесть веков славы» - так называют эпоху становления и расцвета иранской поэзии, охватывающую 10-15 века. Уникальное культурное явление. Наверно, ни одна национальная литература не являла такое количество поэтов и такое количество текстов – притом, что интересно, без потери качества. Сами персы называют пять великих имен (иногда семь): Фирдоуси, Низами, Руми, Джами, Анвари, Хафиз, Саади (заметьте, что так любимый в России Омар Хайям в их число не вошел).  Гёте как-то заметил, что даже среди тех, кого сами персы «забраковали», то есть не включили в этот «пантеон бессмертных», есть много поэтов, которые «будут посильнее его самого». (По-моему, это несколько нескромно – считать мерилом совершенства самого себя; впрочем, при желании можно смотреть на это тщеславие как на умилительную слабость гения.) Как бы то ни было, прекрасных поэтов в иранской поэзии действительно много. Но самое главное заключается в отношении иранцев к поэзии. Для них это ЖИВАЯ традиция; стихи знают, исполняют и сочиняют, как будто современных жителей страны не отделяет от великих стихотворцев несколько столетий. Этому бережному сохранению культурных традиций неплохо было бы поучиться и нам. Ну, так, на минуточку, попробуйте вспомнить, когда вы в последний раз открывали томик стихов, учили наизусть и декламировали для собственного удовольствия (школьники с их «прохождением» программы не считаются). Кстати, это культурное наследие общее для нескольких народов, потому что языки турецкий, азербайджанский, тюркский (староузбекский), пушту и дари (Афганистан), фарси (таджикский), урду (персидский) родственны. При Советском Союзе эту поэзию именовали ирано-таджикской (с ударением на слове «таджикская») и усиленно переводили, поскольку Таджикистан входил в «15 республик, 15 сестер».  О переводах разговор особый. Тот, кто не владеет языком, не может все-таки в полной мере ощутить красоту и силу чуждой речи. Перевод – это иногда спор переводчика с автором, иногда сотрудничество, сотворчество. А поэзию Ближнего Востока переводить достаточно трудно. За долгие века сложились определенные каноны стихосложения, жанры (газель – лирическое стихотворение, касыда, напоминающая европейскую балладу, рубаи – четверостишия), образчики для подражания, система образов, понятная «посвященным».  Так, к примеру, воспевание вина, столь традиционное для Востока, означало не совсем то, что видят европейцы.  Вино - это символ жизни, а еще - благочестия и любви (в том числе и к Богу); оно, открывающее потаенные чувства и мысли – символ истины. (Коран лишь предостерегает от неумеренных возлияний, низводящих человека до скота.) А сам Бог предстает прекрасным виночерпием, который угощает на пиру жизни кого пожелает и сколько пожелает. В этом свете по-другому будут восприниматься и «винные» стихи Хайяма.  Я у вина, что ива у ручья.  Поит мой корень пенная струя.  Так Бог судил. О чем-нибудь Он думал. И, брось я пить, Его подвел бы я… Это не пьяница написал, а мудрец: Бог дарует жизнь, и я отвечаю перед ним за этот дар. В персидской поэзии вообще много подтекста и скрытых смыслов. Поэтому, как и любую поэзию, ее нельзя просто пробегать глазами, к ней нужно возвращаться и разгадывать... Кстати, то, что мы читаем – это только половина поэзии. По-настоящему стихи исполняются под музыку, напевно. Музыка – их неотъемлемая часть. И мы с вами при чтении глазами этой важной половины восприятия лишаемся. А жаль, потому что стихи о любви от этого только выигрывают. Впрочем, любовная лирика Хафиза, «ширазского волшебника» и так чарующе прекрасна.* * * Песня! Брызнуть будь готова — вновь, и вновь, и вновь, и снова! Чашу пей, — в ней снов основа — вновь, и вновь, и вновь, и снова! Друг, с кумиром ты украдкой посиди в беседе сладкой, — Поджидай к лобзаньям зова, вновь, и вновь, и вновь, и снова! Насладимся ль жизнью нашей, коль не клонимся над чашей? Пей же с той, что черноброва, — вновь, и вновь, и вновь, и снова! Не найти от вас защиты, взоры, брови и ланиты, — Вы моим очам обнова — вновь, и вновь, и вновь, и снова! Ветер! Ты в воздушной ризе, мчась к любимой, о Хафизе Ей бросай за словом слово — вновь, и вновь, и вновь, и снова! (Помните, у Есенина:  Если перс слагает плохо песнь,  Значит, он вовек не из Шираза.) С 11 века начинается расцвет суфийской поэзии – философской и мистической, образчиком которой могут служить стихи Руми. *** О молящиеся! Бога не вмещает небосвод: Осознайте и поймите – Бог всесильный в вас живет! Вы – свидетельство о Боге, цель и замысел Творца, Вы – священного Корана воплощенье и оплот! Вы – стиха святого буквы, только в целом этот стих Лицемерный толкователь не осмыслит, не поймет! В вас – поток бессмертной жизни, ваши души не умрут, Вы – престол Живого Бога посреди земных красот! Вы Творца найти хотите, а ведь Он – у вас в душе, Мысль высокую Аллаха – облик ваш передает! Чтобы в сердце, как в зерцале, отразился Божий Лик, С сердца ржавчину сотрите мелких, низменных забот! Пусть в омытых ваших душах навсегда, как у Руми, В цветнике любви сердечной образ Друга расцветет!.. Я совсем не спец в религиозных и философских воззрениях, но одна мысль из этих сочинений мне очень запала: всё в мире уже существовало в Боге, еще до того, как возник вещественный мир. И всё возвращается к нему, а Бог воссоздает всё снова. Поэтому никто и ничто не умирает. Смерти нет, ребята, а значит, и бояться нечего, живите смело, встретимся! А вот одна из притч или басен Руми; пожалуй, самая известная. Недаром же говорят, что мудрость приходит с Востока...СПОР О СЛОНЕ Из Индии недавно приведен, В сарае тесном был поставлен слон, Но тот, кто деньги сторожу платил, В загон к слону в потемках заходил. А в темноте, не видя ничего, Руками люди шарили его. Слонов здесь не бывало до сих пор. И вот пошел средь любопытных спор. Один, коснувшись хобота рукой: "Слон сходен с водосточною трубой!" Другой, пощупав ухо, молвил: "Врешь, На опахало этот зверь похож!" Потрогал третий ногу у слона, Сказал: "Он вроде толстого бревна". Четвертый, спину гладя: "Спор пустой Бревно, труба... он просто схож с тахтой". Все представляли это существо По-разному, не видевши его. Их мненья - несуразны, неверны - Неведением были рождены. А были б с ними свечи - при свечах И разногласья не было б в речах. Многие европейские поэты обращались к восточной поэзии. Она хорошо вписалась в эпоху романтизма как литературного течения, и первыми обратили внимания на эту цветистую экзотическую Жар-птицу немецкие поэты-романтики, затем Байрон, Пушкин, Фет, Гумилев… Переводили, делали отсылки к персидской поэзии.  А вот Генри Лайон Олди, который, как известно, един в двух лицах (это творческий тандем современных российских фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского, Олег-Дима) великолепно стилизует поэзию любой эпохи и любой страны, в том числе и традиционные жанры персидской лирики – газели, касыды и рубаи с соблюдением канонов традиционного стихосложения. КАСЫДА О ПУТЯХ В МАЗАНДЕРАН Где вода, как кровь из раны, там пути к Мазандерану; где задумчиво и странно — там пути к Мазандерану, где забыт аят Корана, где глумится вой бурана, где кричат седые враны — там пути к Мазандерану. Где, печатью Сулаймана властно взяты под охрану, плачут джинны непрестанно — там пути к Мазандерану, где бессильны все старанья на пороге умиранья и последней филигранью отзовется мир за гранью, где скала взамен айвана, и шакал взамен дивана, где погибель пахлавану — там пути к Мазандерану. Где вы, сильные? Пора нам в путь по городам и странам, где сшибаются ветра на перекрестке возле храма, где большим, как слон, варанам в воздухе пустыни пряном мнится пиршество заране; где в седло наездник прянет, и взлетит петля аркана, и ударит рог тарана, и взорвется поле брани... Встретимся в Мазандеране!       (Олег Ладыженский) Обычно эти стихи вкраплены в романы и повести. Но вот вышла книга под названием «Мост над океаном», где все это собрано под одной обложкой. Очень хочется порекомендовать вообще книги Г. Л. Олди (на мой взгляд, лучшее из написанного ими – это трилогия «Путь меча»!) всем, кто любит фантастику, а «Мост над океаном» - тем, кто любит фантастику и поэзию.  С присущим авторам чувством юмора свой «Рубайат» они окрестили «Хайямками». Юмор серьезной философской мысли не помеха. Кричат, что человек не стоит и гроша, Поскольку дня прожить не может, не греша –  Но если ты, мой друг, впрямь создан из порока, Тогда греши, пока жизнь наша хороша! Но вот уже наступает утро, и Шахерезада прекращает дозволенные речи… Спасибо всем, кто свернул ковер нетерпения и уложил его в сундук ожидания, пока рассказчица развлекала вас своими длинными историями… Да пребудет с вами милость небес (и да встретимся мы в начале нового сезона библиотечных мероприятий!)

Как сообщает сайт serovglobus.ru

Вы здесь:
Главная Новости Последние новости «Восток – дело тонкое…»
Яндекс.Метрика