Каталог организаций Серова. | Адрес. Телефон. Карта. Новости. Магазины.

Главная Новости Последние новости Бежать на природу? А есть куда?

Бежать на природу? А есть куда?

Людей все больше и больше стали волновать экологические проблемы. «Глобус» постоянно размещает статьи о состоянии наших рек, общая тема которых – «Зеленые реки Северного Урала продолжают убивать». И их таки убивают. Людей на земле становится все больше, поведение их по отношению к окружающей среде все агрессивнее, идет борьба между человеком и природой, в которой побеждает сильнейший. Недаром писатель, ученый-зоолог, путешественник Бернгард Гржимек одной из своих книг (написанных еще в 1954 году!) дал название «Для диких животных места нет». Вопрос только в том, побеждает ли сильнейший – или безнадежно проигрывает битву, подрубая сук, на котором сидит? Что мы без живой природы? Разливы нефти и отравление производственными отходами, химикаты и пожары, вырубки леса, «регулирование» водного режима и другая «хозяйственная деятельность» (точнее, абсолютно бесхозяйственная) уничтожают все живое. Реки – это же не только «аш-два-о». Можно наполнить ею резервуар водохранилища, но способен ли человек СОЗДАТЬ порхающих над водой стрекоз, шуршащую осоку, мальков у берега, парящего в небе коршуна, змеящиеся на дне водоросли, словом, ЭКОСИСТЕМУ? Уничтожить – да. Создать – вряд ли. Мир реки – это многочисленные (когда-то) живые существа, населяющие ее берега и воды. И они тоже уходят – недостаточно заметные для Красной книги и совсем незаметные для нас. Потому что обычный человек, как правило, ленив и нелюбопытен, занят своими проблемами и порой даже просто не подозревает, КАКИЕ у него соседи – просто потому, что выбирается на природу в выходной пожарить шашлыки, а не «козявок» разглядывать. А мне все больше хочется сбежать из пыльного города с вырубленными или жестоко обрубленными деревьями, с выжженными до соломы из-за постоянной «косьбы» газонами, с ревом и чадом машин – на природу, пока она еще есть, пока еще можно увидеть в ней маленькие чудеса, которых, боюсь, уже не видать нашим внукам и правнукам. Многие могут похвалиться тем, что наблюдали скрытую жизнь норки или «семейные сцены» из жизни птиц? А если и наблюдали… Первая реакция у некоторых – выпалить в это живое, «добыть». Инстинкт охотника. Много ему славы и проку от окровавленного комочка перьев, в который превращается утка… И ведь не с голоду. Часто – просто бездумно. Когда-то дядя мой, Геннадий Серафимович Морозов, и сам был охотником. Это означало: любил с ружьем и собакой побродить по лесу. И с презрением и гневом говорил о браконьерах. Иногда приносил дичь, да. Но НИКОГДА не охотился летом, когда у всего зверья и у птицы подрастает молодняк. А что слышишь на реке сегодня? То тут, то там хлопают выстрелы. Утята еще не встали на крыло и абсолютно беззащитны. «Охотники» эти, с позволения сказать, нарушают все и всяческие правила охоты. Возможно, даже не подозревают об их существовании. Когда-то были охотничьи общества, членские билеты, лицензии, учет оружия, егеря и лесничие… Куда это все делось? Почему никто не наказывает за браконьерство? Время такое – полная безответственность и безнаказанность? Законы-то есть об охране природы, только никто не контролирует их соблюдение.… А что утки? Мне приходит на память книжка, которую я прочитала еще в детстве, над которой плакала тогда и которую помню до сих пор, хоть прошло полсотни лет. Вадим Федоров. «Летящие к Северу». Каких усилий стоит утке вырастить потомство, сберечь его; сколько опасностей поджидает молодняк, и далеко не всем удается дорасти до того момента, когда придет время перелета.  «… Когда гага, расставив крылья, в несчётный раз пыталась клюнуть ворону, разбойница бросилась ей навстречу и, увернувшись от утиного клюва, крепко схватила маму за одно крыло. В следующее мгновение ворона потащила её за крыло в сторону. Гага, потеряв равновесие, беспомощно взмахивая вторым крылом, пыталась усидеть на месте. Но страшная ворона всё тащила и тащила. Выбора у мамы не оставалось, и она, оставив гагачат, бросилась за вороной. А той только того и надо было. В ту же секунду, перепрыгнув через нападавшую гагу, ворона оказалась среди гагачат, которые от ужаса закрыли глаза. Р-раз! Р-раз! — вороний клюв, точно железный отточенный наконечник, обрушился на голову одного из утят. Это был Большой Ляп. Бедный Ляп — он даже не пискнул! Схватив его за шею, ворона кинулась в сторону, увернувшись от нового нападения несчастной матери. Всё произошло так быстро, что никто не успел опомниться. На считанные доли секунды оставила мама своих малышей, и вот их уже четверо, а страшная ворона скрылась в кустах с мёртвым гагачонком в клюве. Гагачата были настолько ошеломлены, что выполняли приказания матери автоматически. — Бегите за мной, дети! Она может вернуться! Кубарем покатились гагачата за матерью… Казалось, их маленькие сердечки не выдержат и вот-вот разорвутся от напряжения. Чипу даже чудилось, что сердце всё время старается выпрыгнуть у него изо рта, а он, боясь потерять сердце, всё время глотает, глотает, глотает его назад. Никто не помнил, как добежали они до воды. Море мягко подхватило их, и гагачата маленькими поплавочками запрыгали на волне. Мама, почувствовав себя в родной стихии, быстро поплыла прочь от берега: — Плывите за мной, дети! Она может вернуться! Спустя несколько минут выводок находился на безопасном расстоянии от берега. И только тут мама-гага горько произнесла: — Бедный Ляп! Бедный маленький Ляп! — Он не вернётся, мама? — тихо спросил Чип. — Нет, Чипик. Он больше никогда не вернётся и не будет с вами играть. Его больше нет. — Совсем, совсем нет? — испуганно произнес Ябеда. — Да, его нет совсем. Лучше вам побыстрее его забыть. Считайте, что его просто не было. Притихшие гагачата плыли за матерью. Легко сказать — забыть Ляпа! — Он был очень славный, наш Ляп, — шепнул Тяп. — И такой огромный! — подхватил Чип. — Он был моим лучшим другом, — вздохнул Ябеда. — И нашим братом, — печально добавил Чап. — Но он был замечательным другом, — сказал Ябеда. — Он был таким сильным, наш Ляп! — это сказал Тяп. — И был он преогромный, как гора! — вспомнил Чип. — Ах, дети, дети! — вмешалась мама. — Наш Ляп был очень маленьким гагачонком, он был старше вас только на несколько часов. И он ещё ничего не успел совершить. Но ему сразу же не повезло. Не надо больше говорить о Ляпе, дети. Гагачата замолчали и дальше поплыли молча. Вдали исчезал чужой утиный выводок, который, увидев случившееся, спешил уплыть подальше от берега. И мама тоже спешила увести своих детей подальше от острова, от страшного острова, на котором осталась ужасная ворона с железным клювом». Как будто мало всего этого, к природным опасностям добавляется еще одна, самая страшная – ЧЕЛОВЕК, который мнит себя царем всего живого. И каким злым, жестоким, бездумным и недальновидным выглядит этот «царь». «- … Мы должны встретить другие семьи гаг — мало ли что может случиться со мной. А если вы останетесь одни, кто защитит вас и обучит? — А что может случиться с тобой, мама? — со страхом спросил Чап. — Всё может случиться. Вдруг меня утащит орел или убьёт человек. — А зачем человек убивает гаг? — Не знаю, дети. Этого я никогда, никогда не могла понять и раньше. Не понимаю и сейчас. Мы ведь нужны человеку, чтобы давать пух. А пух он собирает с гнёзд. Но гнёзда делаем мы. И всё-таки он нас убивает! — Наверное, он очень глупый, этот человек, — заключил Чип. — И жестокий, — убежденно сказал Тяп. — Нет, дети, просто человек — разный. Тот, который собирает пух, не убивает нас. Но есть люди, которым нет дела до пуха. Зато им нужно мясо. А все гаги — большие утки. И хотя мясо гаг жестко и невкусно, но его много. — Что же нам делать тогда? — растерянно спросил Чип. — Нужно бояться человека и улетать, уплывать, убегать от него прочь всюду, где вы с ним встретитесь. — Значит, он такой же враг нам как ворона? — Хуже, дети. Он опасней. Он хитрей. И он убивает издалека. Запомните об этом, дети. — Хорошо, мама, мы крепко запомним, что человека надо бояться, — ответил за всех Чап».

Как сообщает сайт serovglobus.ru

Вы здесь:
Главная Новости Последние новости Бежать на природу? А есть куда?
Яндекс.Метрика